ПАРФЮМЕРИЯ

Легендарный парфюмер Франсуаза Донш о запахе Парижа, современных девушках и заветах Юбера Живанши

Приятный аромат!» — Франсуаза Донш мгновенно узнает и называет мои духи. Но что удивляться: это ее умение помнить все запахи когда-то открыло ей двери в профессию. На глазах у изумленного парфюмера Жана-Луи Сыозака, автора Opium от Yves Saint Laurent, Донш вслепую угадала девять пот из десяти, и маэстро убедил ее поступать в Высшую школу парфюмерии в Версале.

Последнюю четверть века Донш провела в Givenchy, где руководит созданием всех бестселлеров марки — от Amarige до Very Irresistible, Ange ou Demon и Dahlia Noir. И сегодня Франсуаза рассказывает, почему французские духи — особенные.

Запах женщины

В течение года я меняю как минимум семьдесят ароматов — ведь нужно знать и свои духи, и конкурентов. Всего же за время моей работы их было уже больше двух тысяч, Я как собака — все время нюхаю. Но раз в педелю по субботам устраиваю разгрузочный день, отключаю нос.

Стиль — это не только манера одеваться, но и умение подобрать аромат и правильно его носить. Импульсивные покупки почти всегда ошибочны — это верно и для моды, и для парфюмерии. На знакомство с запахом в магазине нужен как минимум час, чтобы он успел раскрыться на коже.

Выбрав аромат, его нужно приручить — наносить по чуть-чуть, прислушиваться, наблюдать. Если ваш запах слышен всем, если он громко заявляет о себе, это нужно исправить. Я, увы, часто встречаю женщин, которые переборщили с духами, но так увлечены собой, что этого не замечают.

Боитесь, что аромат не продержится до вечера? Вместо того чтобы делать слишком много пшиков, нанесите пару капель на шляпу, шарф, подкладку пальто. Ваш любимый запах будет не таким навязчивым, но не выветрится через пару часов.

parfyumer fransuaza donsh2 - Легендарный парфюмер Франсуаза Донш о запахе Парижа, современных девушках и заветах Юбера Живанши

О парфюмерной моде

Вот уже несколько сезонов на подиумах царят семидесятые — самый мужской период в женской моде. Я помню то время: вместо элегантных вечерних платьев — строгие брючные костюмы, вместо девичьих духов с розой — тяжелые шипровые. Так женщины завоевывали свои позиции в мире мужчин. Но хотя мода вновь оглядывается назад, в парфюмерии все иначе, и современные девушки — это поколение цветов и фруктов.

Семьдесят процентов рынка занимают духи из этих двух категорий. Дело в том, что задача соблазнить, которую олицетворял шипр, отходит на второй план, уступая место игре, моментальным удовольствиям — цветам и фруктам. Но молодые парфюмеры часто переслащивают, замешивая вес вместе: малину, грушу, дыню.

Получается какое-то варенье! В Givenchy это невозможно. Я противница фигуративных, «говорящих» запахов. Мужчины могут быть очевидными, женщины — никогда.

О встрече с легендами

Юбер Живанши был почти как американский актер Кэри Грант — голубые глаза, широкие плечи, высокий, словно греческий бог. И что меня больше всего восхищало — всегда скромный и вежливый. Помню, как я в первый раз пришла к Живанши, чтобы представить аромат Amarige.

Мне был тридцать один год, и первое же, что я услышала от него: «Вы знаете, я не эксперт в духах!» Это прозвучало так мило! Большинство дизайнеров немедленно выдали бы мне с десяток критических замечаний! А ведь он тогда одевал половину королевских фамилий Европы.

Аристократизм Живанши, его невероятная культура и индивидуальность завораживали. У него было совершенно иное представление о женственности, и мне это нравилось. Когда весь мир сходил с ума от пышногрудых Брижит Бардо и Мэрилин Монро, он выбрал своей музой Одри Хепберн — высокую худышку с мальчишеской стрижкой.

Однажды я встретила Одри — меня поразило, как она двигается, у нее была природная грация. Юбер шил ей платья и специально для нее в 1954 году создал духи L’Interdit с нотами розы, жасмина и древесными акцентами. В продажу они поступили только спустя три года и только с разрешения актрисы. Сегодня это икона Givenchy, как №5 для Chanel и L’Air du Temps для Nina Ricci.

Альпийский дневник

Я родилась в 1956 году в деревушке во Французских Альпах. Тогда зимы были снежные, по три месяца вокруг было тихо и белым-бело. И вдруг весной все оживало! Я хорошо помню это ощущение смены сезона, запах цветущих нарциссов. Сама того не зная, я каждую весну тренировала нос.

Да и Париж — город запахов. В нем сотни парков и садов, есть где подышать. Я частенько прогуливаюсь в парке Сен-Клу или в Булонском лесу, наслаждаюсь соснами и дубами. Пахнет Париж и цветами, особенно розами, которые распускаются в саду Багатель. Я люблю город после дождя, его растительно-древесный аромат с цветочным шлейфом. Этот запах характерен и для наших духов.

Я пришла в Givenchy в 1987 году. Первым моим личным успехом стали духи Amarige, за ним последовали Organza. Каждый последующий аромат был новым вызовом, ведь всякий раз приходилось начинать с самого начала.

О создании духов

Самое сложное в нашей профессии — составление формулы. Духи не делаются в спешке. Процесс можно сравнить с техникой пуантилизма. У ароматов Givenchy от восьмидесяти до ста тридцати ингредиентов, и их содержание нужно выверить до тысячной доли.

Перед тем как утвердить финальную формулу, мы проводим от двухсот пятидесяти до семисот пятидесяти тестов. Тут нужно терпение. Все должно быть четко, чтобы аромат раскрывался постепенно. Свежесть — в первый час, характер — в течение следующих часов и в самом конце — чувственность.

Из трехсот парфюмерных Домов по всему миру единицы имеют возможность использовать природные ингредиенты из Турции, Египта, Реюньона, Бразилии, Мадагаскара, Французские парфюмеры предпочитают натуральное сырье. Ведь отправной точкой духов стали природные запахи, и только в начале XX века изобрели искусственные.

В их основе — синтетические элементы, полученные в результате химических экспериментов. Благодаря этому в парфюмерии стали возможны многие шедевры. Так, соединив ваниль и ванилин, Жак Гер-лен создал революционный аромат Shalimar,

О новой эре

На первый взгляд вещи Рикардо Тиши, нынешнего креативного директора Givenchy, производят впечатление архитектурных, строгих, даже жестких или суровых. Но суть их понимаешь только на ощупь. С виду тигр, на самом деле котенок. Этот контраст у него присутствует во всем, и мне это помогает в создании духов.

Начиная с Ange он Demon Le Secret, я постоянно ищу мускусные ноты, чтобы все было нежным, как перышко, Я даже хожу в бутик на авеню Монтень, чтобы потрогать ткани. Это мне дает идею запахов.

Духи Dahlia Noir — первый аромат Givenchy, в создании которого Рикардо принимал участие. Его вклад — концепция запаха, роковой цветок для женщины-загадки. А формулу создали мы, парфюмеры, — это ноты амбры, сандалового дерева, мирры и ладана. Они наполняют аромат религиозной таинственностью и придают чувственность, Рикардо это сочетание очень понравилось. Как и Юбер Живанши, он умеет доверять — и своим сотрудникам, и инстинктам.

Нажмите на кнопочки социальных сетей, поделитесь с друзьями полезным материалом!